Мир аниме и его творческая жизнь.

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Отдел Яоя » ФАНФИКИ/Fanfiction » Потому что люблю...4, 5 глава + Эпилог (Лайт/L,Ангст, яой, романтика, юмор)
Потому что люблю...4, 5 глава + Эпилог
Mogami-san Дата: Вторник, 12.06.2012, 02:12 | Сообщение # 1
Администратор!
Сообщений: 357
Награды: 4
Репутация: 107
Offline






Тетрадь смерти / Death Note



Потому что люблю... :)


моя фотография
Название: Потому что люблю…
Автор: AnryBobo
Бета: мой верный друг Microsoft Word и его верный слуга Словарь
Пейринг: Лайт/L
Рейтинг: R
Жанр: Ангст, яой, романтика, юмор
Фэндом: Death Note
Состояние: закончен
Размер: миди
Дисклеймер: герои не мои, кроме некоторых личностей, а муть – моя)))
Предупреждение: OOC, OC, маленьким лучше не читать)))))
Размещение: где хотите, хоть у себя дома на письменном столе, если понравилось))))), но только с этой шапкой.
Отписаться автору на AnryBobo@i.ua и кинуть ссылку)))))))
От автора: посвящается Кире, который ради любви, полностью изменился.





Глава 4

Вот и подошла к концу 4 неделя со дня бездействия Киры. В понедельник утром Лайт решил, что сегодня и настанет тот день, когда словят Киру. Поэтому, взяв с собой «Тетрадь Смерти» и свои учебники, он вышел из дому. Он пошел сразу в универ, чтобы в очередной раз снять с себя какие-то подозрения. Но там он снова-таки стал хорошенько обдумывать свои действия по уничтожению Киры. Следуя своим наблюдениям и расчётам, Камидзё Мисато сегодня должен быть дома. Он жил один, так что Кира знал, что с его убийством проблем не возникнет. Тем более, он уже выяснил, что родных и близких у этого парня не было. ***Просто идеальная мишень*** - радовался кареглазый. Итак, всё было уже приготовлено, а значит - можно было начинать.
После универа, ровно в 14.00 Лайт уже стоял возле дома Камидзё Мисато. Он отворил дверь, ибо она была не заперта, и вошел в дом. Мисато как раз собирался что-то делать и, повернувшись, увидел Лайта.
- Конничива, мой друг!
- Кто… кто… ты? Что… что ты делаешь в моем доме?
- Я – Кира.
После этих слов глаза Мисато так расширились, что можно было бы утонуть в них. Его начало трясти, и он понемногу отступал от Лайта.
- Не бойся, Камидзё Мисато. Я тебе ничего плохого не сделаю, – И янтарные глаза Лайта сузились в маленькие щелочки, а на его лице появилась прекрасная, добрая улыбка. Ну, он хотя бы попытался изобразить эту добрую улыбку, чтобы Мисато-кун поверил в его «добрые» намерения.
***О, нет! Он знает моё имя и фамилию! Теперь он точно меня убьет!***
- Хоть я и знаю твое имя и фамилию, но я не собираюсь тебя убивать, – как будто прочтя мысли Мисато, ответил Лайт.
Страх окутал Мисато. Он не знал, что ему делать, кого звать на помощь и кто в такой ситуации ему поможет. Он просто стоял, а всё его тело дрожало как осиновый лист на ветру. Такого ужаса он не мог себе представить.
- Тогда… тогда что ты хочешь от меня? – тихим и потухшим голосом спросил Камидзё.
- Я хочу передать свою силу тебе, Мисато! Хочу, чтобы ты стал следующим Кирой.
- Но… но…почему я? Я же тоже убийца.… Ох…, - внезапно он закрыл рот рукой, недоговорив фразы до конца, – То есть…….
- Я знаю, что ты убийца. Но ведь ты это сделал не своему собственному желанию. Ты вынужден был так сделать. А на самом деле у тебя чистое и доброе сердце. ( И откуда только у Киры эти сведения???) Ты бы смог сделать очень много хорошего для этого Мира. Мог бы изменить его к лучшему. Всё в твоих руках, Мисато.
Да уж….. Кира способен на запудривание мозгов. Он просто великолепен, этот засранец!!!
Настало молчание. Камидзё-кун еще нервничал, но уже не так боялся. В его глазах появился интерес. А Лайт, наблюдавший за ним, понял это и теперь пошел в открытую.
- Ты же знаешь, Мисато, как было бы хорошо жить в мире, где не будет преступлений, краж, убийств. Где все будут жить счастливо со своими семьями, родными и друзьями. Ты же тоже этого хочешь, разве не так?
- Но… но… разве такое возможно?
- Конечно. Если ты – Кира.
И опять тишина окутала маленькую комнату. Мисато-кун всё размышлял, обдумывал: ***Мне ведь всё равно теперь, как у меня сложится жизнь. Жалеть мне незачем. Никого у меня нет. Может это мой шанс? Может хоть так я смогу помочь этому Миру? Всё равно, если я не соглашусь, он меня убьет. Так что…***
- И как ты превратишь меня в Киру?
- Так ты согласен, Мисато-кун? Ты согласен стать вторым Кирой?
- Да, я согласен.
- Вот и отлично, - заулыбался настоящий Кира.
- А как я стану Кирой? Это какой-то обряд?
- Нет, конечно. Мы же не в оккультизм играем. Просто у меня есть такая сила с помощью которой я и могу убивать. Но она уже на пределе, так как она долго живет в моем теле. И поэтому этой силе нужен новый хозяин. Эту силу я смогу передать тебе с помощью телепатии. Но она проявится не сразу, а через несколько часов.
Потом Лайт рассказал ему, что он должен будет переписать имена и фамилии всех убитых с листов «Тетради Смерти», которые он вырвал в универе, в свой блокнот. Далее рассказал, что ему теперь надо будет писать в этот блокнот все его будущие жертвы и с помощью этой силы он будет их убивать. Еще он сказал, чтобы Мисато насобирал как можно больше заметок из газет про убийства, про Киру и про преступников.
- Теперь садись и думай только о новом и прекрасном Мире, который сделаешь ты своими руками с помощью этой силы.
Камидзё сел на пол, скрестив ноги и закрыв глаза.
- Это не будет больно и ты ничего не почувствуешь, но сила у тебя уже будет.
И с этими словами Лайт тоже опустился на пол и, тоже скрестив ноги, закрыл глаза. Через секунду отрыв их, он протянул свою руку к груди Мисато и начал шумно дышать. Естественно, тепло его руки Мисато ощущал, поэтому и начал верить, что это тепло и есть сила, которую ему передают.
О, бедный, бедный мальчик! Его так просто одурачили! А он так просто доверился! Неужели Кира на самом деле такой мерзкий и ужасный человек?
После псевдо-сеанса Лайт сказал напоследок:
- Я еще приду сегодня. А ты, пожалуйста, сделай то, что я тебя попросил. И еще одно – ты ведь станешь Кирой, а значит – про тебя в этом Мире не должен знать никто. И ты теперь будешь действовать сам. Понимаешь, что я хочу тебе сказать?
- Да, я прекрасно понимаю, Вас, …это….
- Котори….
- Котори-сан. И принимаю эту силу. До встречи, Котори-сан.
- Увидимся, Мисато-кун…….. И, кстати, Мисато, дам тебе одну подсказку-совет как сделать так, чтобы твоя сила увеличилась.
И снова блеск в наивных глазах.
- И как?
- Тебе нужно будет напоминать себе, что ты Кира, что ты борешься за правосудие в этом Мире, чтобы сотворить Новый лучший Мир.
***Да… несколько месяцев назад и я так думал. Думал, что делаю всё правильно, но повстречав Эла, эти идеи как-то сами по себе не стали меня так захватывать как раньше.***
- А как мне это сделать? – вывел из раздумий Лайта своим вопросом Мисато.
- Ты можешь наклеить на стены листы бумаги с надписями: «Я – Кира», «Я – Бог Нового Мира», «Я творю правосудие», «Да прибудет во мне сила Киры», ну, или что-то вроде того. Ибо скажу тебе правду: моя сила очень возросла после таких действий. Так что дерзай! И до встречи, Мисато-кун!
После ухода Лайта, Мисато еще долго сидел, обдумывая произошедшее. Он все еще боялся прежнего Киру и поэтому отгонял все мысли о том, чтобы рассказать кому-то о нем, или пойти в полицию. И так, где-то через 10 минут он начал делать то, о чем попросил его «Котори-сан».
Тем временем, Лайт пришел домой. Он пообедал, заглянул, как всегда, к L, чтобы убедиться, что его всё еще ищут, и с хорошим настроением пошел заниматься в свою комнату. Там, наедине с собою (ибо Рюук, как всегда, где-то шарился в поисках заветных плодов) Лайт обдумывал последний ход своего изумительного плана. На этот раз ему надо было придумать, как сделать так, чтобы L и его собратья вышли на след Камидзё Мисато. Откинув все плохие идеи, он определился на одной, единоверной в этой ситуации.
Когда на часах показало 16.00, Кира встал и опять пошел в комнату Эла. Как только он вошел, все повернули к нему головы и одушевленно сказали:
- Ты наш спаситель, Райто-кун!
***Ну, конечно, я же Кира и Бог Нового Мира в одном обличии*** - заулыбался Лайт. Но следующих слов он не ожидал.
- Райто-кун, нам нужно еще купить бумаги. Так что если ты не занят, то сходи в магазин, пожалуйста! Вот деньги. Удачи!
И с этими словами Ягами-папа вручил сыну денюшку и вытолкал его за дверь, как любящий отец. Немного шокирован, оказавшись за дверью, Лайт подумал: ***Ну и ладно. Теперь хоть не придется придумывать что-то, чтобы выйти из дому.*** Через 5 минут он уже шагал по улице в сторону дома Камидзё.
Через 10 минут он уже зашел в комнату к Мисато. Очутившись там, Лайт обрадовался тому, что он увидел: стены в комнате были обклеены листами бумаги, на которых были те фразы, что Лайт говорил Мисато; заметки из газет и еще какая-то информация. Камидзё-кун показал Кире свою работу – и ему досталась похвала и улыбка последнего. Лайт дал ему переписать в свой блокнот имена и фамилии 5 преступников, при этом забрав листики из «тетрадки Смерти». Потом они поболтали еще минут 5, причем Лайт не забывал давать кое-какие советы по поводу будущих действий Мисато.
Посмотрев на часы, Бог Нового Мира объявил, что ему пора.
- А я справлюсь с этой силой, Котори-сан? – напоследок спросил парень.
- Конечно. Ты же теперь Кира. Не забывай о том, что я тебе рассказал…Удачи тебе! – и, пожав ему руку, Лайт добавил, - Сайонара, Мисато!
- До свидания, Котори-сан! Аригато годзаимас! – и парень поклонился Лайту, от чего у того на лице появилась отвратительная, ехидная улыбка.
Окинув взглядом дом Мисато еще раз, всё тот же Кира быстрым шагом пошел в магазин за бумагой. Вернувшись домой где-то в 17.00, он отдал покупки отцу и ушел опять в свою комнату. Там Лайт спокойными движениями достал «Тетрадь Смерти» из сумки. Открыв её, он записал имена и фамилии тех 5 преступников, что он давал Камидзё. Время было указано 18.15, 18.16 и так далее. А в конце он записал такое: «Камидзё Мисато умирает 08.09. в 18.30 на пороге своего дома с криком: «Я – Кира» от истощения организма». Потом Кира закрыл «Тетрадь», положив её в свой тайник, и пошел в «штаб расследования». Там он сказал, что пока у него есть немного свободного времени, он хотел бы помочь с делом Киры. Тем боле, что он вот уже целую неделю ни в чём не был задействован.
- Почему же ни чём? Ты же только что завалил еще пару людишек с помощью «тетрадки», - раздался голос Рюука из окна.
Лайт посмотрел на него ненавистным взглядом, присущим только Кире, и шинигами перестал смеяться.
- Да ладно! Что тебе париться-то? Всё же уже схвачено и ты скоро заживешь со своим любовником как в сказке.
Лайт повернулся и одними губами произнес: «Пошел вон!». И одарил Рюука таким взглядом, что тому нечего не оставалось, как удалится со словами: «Гомен, Райто! Уже улетаю».
Спустя час, в «штаб» позвонили из полиции и известили детективов, что 5 преступников, находившихся в тюрьме, умерли от сердечного приступа. Притом умерли они один за другим в промежутке 1 минуты. Эта информация настолько шокировала всех, включая даже Эла, что минуты две после окончания разговора по телефону, детективы молча смотрели друг на друга. Первая мысль, которая пронеслась в голове Эла, была эта: «Вот оно! Я знал, что этот гад всё еще жив! Надо скорее действовать!» в ту же секунду L уже вышел из ступора и начал давать указания.
Было такое впечатление, что это не всему Миру известный убийца дал про себя знать, а вроде к ним, в «штаб», пожаловал гость государственной важности, или, что этот самый «штаб» открыл новую галактику, где есть жизнь.
Спустя еще 10 минут к ним опять позвонили из полиции. На этот раз им оповестили, что некая дама увидела парня, своего соседа, который со словами «Я – Кира», упал на пороге своего дома.
- На подробности нет времени, поэтому действуйте, ибо отряд полиции уже выехал на место, - такими были последние слова того, кто им звонил.
Когда трубка от телефона оказалась на своем месте, никто и с места двинуться не мог. Они были настолько поражены этими новостями, что просто застили от шока. Лайт даже и не подозревал, что его работа, и того лучше – его великолепный план – так клёво сработает. В душе он уже пускал салюты и отдавал похвалы в свою честь. Он ликовал и праздновал свою победу. В то время как великий сыщик уже мчался, сломя голову, к выходу. По пути он раздавал указания тем, кто еще остался и бежал за ним. Естественно, что и Кира побежал за ними. Ибо он не мог пропустить того, что будет происходить у Камидзё дома.
Садясь в свой «мерс», Эл уже знал, куда нужно ехать. Ибо за всё время поисков Киры, он даже немного выучил соседние улицы и кварталы. Лайта, впрочем, это удивило. Хотя он и знал, что Эл гениальный трудоголик, но он и подумать не мог, что ему будет интересно учить названия улиц. Однако, если подумать, как Эл хотел словить Киру, то становится ясно – любая информация, касающаяся Киры, была для Эла нужной, даже если бы это была информация про любимую еду Киры. Хотя L и знал, что Кире было не до еды. Ибо он и так питался страхом своих жертв.
Через несколько минут они уже прибыли к дому Камидзё Мисато. Там собралось немало народу из соседних домов, но полиции там еще не было, поскольку их штаб находился очень далеко отсюда. Так что Элу крупно повезло увидеть это всё первым. Детективы подошли к порогу дома и увидели там труп мужчины или парня – понять было невозможно, потому, что его тело было похоже не высушенный фрукт из которого ушли все соки. Это была поистине страшная картина. Но Элу то не привыкать – он видел и по хуже. Однако всем остальным поплохело, особенно Лайту. Он же у нас весь такой чистоплотный и эстетичный, что хоть пылинки с него сдувай! Увидев труп, ну, или то, что от него осталось, кареглазый отвернулся. ***Неужели «тетрадь» и на такое способна?*** – задавался он вопросом. Но здесь и так всё было очевидно – эта «тетрадка», будь она не ладна, способна и на такое.
Обследовав труп, Эл зашел в дом. Пройдя в маленькую комнату, где жил Мисато, он увидел стены, обвешанные листами бумаги с надписями «Я – Кира», «Я – Бог Нового Мира», «Я верю в свою силу» и что-то в этом роде; еще там были вырезки из газет о преступниках, убийствах, и о Кире. На столе лежал блокнот и, открыв его, Эл увидел там имена и фамилии жертв убитых Кирой. Повернувшись, L, как всегда, засунул кончик большого пальца между губ. Он явно что-то обдумывал, его глаза темнели с каждой секундой и, в конце концов, он со вздохом поплелся к машине.
По прибытию сотрудников полиции, детективы уже закончили работать с данными и теперь принялись помогать им. Через полчаса, когда приехал шеф MPA, дело Киры закрыли, оповестив в прямом эфире, что Киру найдено и что он мертв. Все склонились к версии, что Кира имел некую силу, с помощью которой он и убивал преступников. И именно из-за этой силы он и умер, так как экспертиза показала, что Камидзё Мисато, а это тоже быстро выяснилось, умер от истощения организма. Некоторые не верили и думали про убийство, но у полиции была «тёмная лошадка» – свидетель – женщина-соседка, которая видела, как умерший вышел из своего дома и с криком: «Я – Кира» упал на порог.
Всё это время Эл много раз останавливал свой взгляд на Лайте. Он не мог понять: или тот и вправду так классно прикидывается, что совсем к этому не причастен, или он и на самом деле ведет себя, как простой человек на месте преступления. Также у него рождалось странное чувство. Чувство облегчения…что-ли... Где-то глубоко в душе он уже пускал салюты, зная, что Лайт – невиновен, что он действительно оказался не Кирой. Но та часть его души, которая всё еще боролась, не могла поверить в то, что вот так вот просто им удалось словить, точнее, найти мёртвым, Киру. В его висках стучал один вопрос: «Разве этот человек может быть Кирой?» Хоть всё и закончилось и страшного человека и серийного убийцу нашли, хоть уже и мёртвым, однако гениальная интуиция Эла подсказывала ему, что всё должно быть как-то не так, по-иному. ***Разве что.…Разве что…этого Камидзё так идеально подставили, что и придраться было не к чему***. На слове «идеально» Эл повернул голову в сторону Лайта, который делал вид, будто он очень усердно изучает стены в комнате. И обратно какое-то странное чувство возникло у Эла. ***А неужто, неужто....И в самом деле, Лайт…он…***
- Эй, Рюузаки, подойди, пожалуйста! – вывел его из раздумий голос Соитиро.
Через пару минут Эл отошел от него и, пройдя в конец комнаты, начал обследовать всякую чепуху на полу.
Еще через полчаса, забрав тело умершего и опечатав его дом, работники MPA попросили всех удалиться.
По дороге в «штаб», ну, теперь уже бывший «штаб», Эл, сидя в своей излюбленной позе, обдумывал всё случившееся. ***Неужели это чудо какое-то?! Вот так вот просто, ни с того, ни с сего, найти Киру, когда все уже думали, будто он давно умер. Не может всё это быть так просто! Не может!*** - всё не унимался сыщик.
Ох, Рюузаки, успокоился ты бы уже. Ну не должно же всё в этом Мире быть головоломкой! Надо и простым вещам тоже дать жизнь. Прими это как подарок судьбы за те месяцы, дни, часы, минуты, которые ты потратил на поиски Киры. Отнесись к этому с пониманием и продолжай жить дальше. Разве тебе не кажется, что теперь ты можешь со спокойной и чистой душой, наконец-таки, расслабится? Это же то, чего ты хотел – преступник наказан, справедливость восторжествует! Разве нет?!

Глава 5


После того, как наша восьмерка вернулась в дом Ягами, все оживленно начали обсуждать случившееся. Только один человек всё время молчал, погружаясь в свои мысли с каждым мгновением всё глубже и глубже. Когда, наконец-то все уселись в гостиной, Эл начал говорить.
- Прошу прощения! Я должен сказать Вам кое-что очень важное, – его голос звучал тише обычного, но также уверенно, – я улетаю завтра. Возвращаюсь в Англию.
И тишина... которую оборвал крик Мацуды.
- Как улетаешь?! Но мы же еще не отметили поимку Киры. Завтра же будет вечеринка. Ты что же, не слышал наш разговор?! (А Мацуда опять за свое! Ему дай только повод! Может у кого-то траур, а ему «вечеринку» подавай!)
- И вправду, Рюузаки, почему ты так спешишь? Останься хотя бы еще на день. Отдохнешь и тогда уже полетишь, – сказал Соитиро.
Остальные детективы начали наперебой упрашивать Эла остаться. А тот сидел с опущенной головой, ибо у него даже сил уже не было с ними припираться.
«Улетаю завтра... Возвращаюсь в Англию...» – эти 5 слов, как заклинание, крутились в голове Лайта. Они, как острые ножи, глубоко врезались в его сердце. У него было такое чувство, как будто Вселенная разлетелась на миллиарды маленьких кусочков, и он остался один на один со своим одиночеством. Голоса детективов, как будто отдалялись от него с каждой секундой всё дальше, а его засасывали, как трясина, мрак, одиночество, тьма и тишина. Он просто сидел, а его зрачки ставали всё больше и больше. Он уже не мог вернуться в этот Мир, не мог... Да и зачем ему теперь возвращаться, если Рюузаки не будет в этом Мире... с ним? Как же это так? Он ведь совсем и не думал, что такое может произойти. Ведь Рюузаки же хотел поймать Киру, ну или найти его. Его мечта ведь сбылась! И Лайт думал, что теперь Эл будет счастлив, но он не был не то чтобы счастливым, а даже и выглядел хуже своего обычного. С той самой секунды, когда по телефону сказали, что Кира мертв, что его нашли, Лайт увидел, что глаза Эла, и так чёрные, потускнели еще больше, как будто внутри у него всё оборвалось.
***Неужели, неужели он не рад, что Кира мертв, что его нашли? Он ведь так хотел этого!*** Но чем яснее становилась картина о смерти Киры, тем грустнее ставал Эл. ***Неужели он скорбит о том, что Кира мертв? Неужели он хотел, чтобы Кира остался жив? Неужели Кира ему важнее... меня? Неужели этот убийца стал уже частью его жизни? Но ведь этот убийца – я! Я же настоящий Кира! Значит, он действительно думал, что Кирой являюсь я и поэтому его расстроил тот факт, что им оказался другой человек. Да, я знал это с самого начала, знал его догадки на счёт меня, но всё равно... это больно... больно... осознавать, что твой любимый человек и единственный друг так безразличен к тебе... И теперь этот любимый и единственный человек во всей Вселенной навсегда уходит из твоей жизни... Он улетает, и я теперь больше никогда не увижу его; не увижу эти глубокие, всегда пристально на меня глядящие, глаза; не увижу ту улыбку, которая так и не появилась на его детском, и то же время, взрослом лице...***
В тот миг Лайт подумал, что может он допустил ошибку, когда избавился от Киры. Ведь теперь он ясно понимал, что то единственное, что удерживало Эла здесь – это был Кира. И те чувства, что Лайт видел в Рюузаки, он испытывал не к нему, Лайту, а к той части его, которая звалась Кирой. ***Этого не может быть! Не может! Получается, что всё это время он любил не меня, а Киру во мне! О, Ками-сама! Как это жестоко, как жестоко...*** «Но ты же наверняка не знаешь. Как ты можешь о таком судить, даже не узнав правды от самого Рюузаки?» - подсказывал ему внутренний голос, у которого еще оставался луч надежды. ***И, правда! Я же ничего не знаю! Так... значит сегодня нужно обязательно поговорить с Рюузаки! Обязательно! Пусть хоть он закрывается, пусть хоть дом обрушится, я всё равно с ним поговорю!*** – и с этими мыслями Лайт вернулся к реальности.
А реальность была не лучше – все еще до сих пор отговаривали Эла, не смотря на то, что тот молчал, уставившись в пол.
- Лайт, скажи хоть ты что-нибудь! Может Рюузаки тебя послушает! – взмолился Мацуда.
И надев, как всегда, маску безразличия, хотя теперь это далось ему не просто, он ответил.
- Ну, если Рюузаки так решил, то мы ничего с этим поделать не сможем.
Взгляд. Один единственный взгляд. И сердце Лайта сжалось от боли. Но не только его сердце пропустило тяжелый удар. После слов Лайта, сердце Рюузаки застыло, заледенело в груди. ***Ну, да... кто бы сомневался, что именно ты захочешь, чтобы я поскорее убрался... удалился... исчез из твоей жизни навсегда... Это и так было понятно. Мог бы и не произносить это вслух...***
Еле сдерживая слёзы, Рюузаки вышел с комнаты, со словами: «Пожалуйста, не беспокойте меня сегодня. Спокойной ночи».
Детективы переглянулись.
- Ладно, не будем ему мешать. Ведь он и так вкалывал больше всех все эти месяцы. Так что сегодня пусть он отдохнет, как следует, – сказал Ягами-отец.
Через некоторое время, обсудив все моменты предстоящей вечеринки, детективы разошлись по домам. Соитиро тоже пошел спать, так как его возраст уже давал про себя знать, особенно после сегодняшних событий.
Ха! Это он еще не знает, кем является на самом деле Кира!
Выйдя за двери, Эл быстрым шагом пошел в свою комнату. Там он попросил Ватари заказать билеты на завтрашний рейс. Потом добавил, что ему больше ничего не нужно, и что он хочет побыть один.
Да, бедный дедушка Ватари! Как он ни старался, но так и не смог понять, что твориться с Рюузаки вот уже целый месяц. Однако он точно знал, что его воспитанник изменился. Раньше он был более сдержанней, серьезней, он бы даже сказал, равнодушней и флегматичней, Эл никогда не выставлял свои эмоции на показ. Но теперь Эл то и дело, что: то срывался, то чуть не плакал, то сердился непонятно почему. И старик догадывался, что виной всему этому была не депрессия, как он бы и подумал раньше, а что-то явно совсем другое. Дедушка Ватари как в воду смотрел, когда увидел эти изменения в характере Рюузаки. Вот только причину этих изменений он и не мог определить. Хотя «эта причина» и находилась в этом же доме, под одной с ними крышей.
Оставшись наедине с собою, Эл уже не мог сдержать тех эмоций, которые так давно рвались наружу. Он закутался в одеяло и ляг на кровать. Мысли путались в голове, горячие слёзы капали на постель. ***Как он мог? Как он мог такое сказать? Неужели он не понимает, как трудно мне далось это решение?! После того, что между нами было, он так просто отпускает меня?! Неужели для него та ночь была просто игрой и ни чем больше?! Неужели я для него ничего не значу?!***
Тем временем, Лайт-кун тихо и бесшумно пробрался в Элову комнату. Вот тут-то он и услышал еле уловимые всхлипывания, которые доносились со стороны кровати.
Через переполнявшие его эмоции, Эл не услышал, как Лайт подошел к нему. Ягами слегка наклонился и тихо позвал «Рюузаки». Эла на секунду парализовало, а потом, как бы ни палясь, он начал вытирать слёзы на щеках. Через несколько секунд он повернулся к Лайту и привстал на колени.
- Я же просил меня не беспокоить! Уходи!
- Рюузаки, ты... плакал? – сам не веря в свои слова, спросил Лайт.
- Не-не-нет, конечно! С чего это мне вдруг заниматься такими делами?! – сдавленно произнёс Эл, немного успокоившись.
Лайт не отводя взгляда, смотрел в глаза Эла. Теперь до него стало понемногу доходить. И чтобы удостовериться в своих мыслях, он заговорил.
- Ты же плачешь потому, что не хочешь улетать, а хочешь остаться со мной.
При этом, Лайт взобрался на кровать и придвинулся к Рюузаки, а тот, в свою очередь, отодвинулся от него, прижавшись спиной к стене. Искры блеснули в глазах Лайта, и он пододвинулся к Элу еще ближе.
- Я же тебе запретил ко мне приближаться! Уходи! – и с этими словами Эл хотел было замахнутся и ударить своего соперника, но Лайт оказался проворнее и перехватил его руку, а затем быстро схватил и вторую руку Эла – на всякий случай. Приблизив свое лицо настолько близко к черноволосому, что дыхание Рюузаки переплеталось с его собственным дыханием, Лайт прошептал, едва касаясь его губ: «Как же я могу уйти, если то, зачем я сюда пришел – прямо передо мною». И, не то со вздохом, не то со стоном, он приник к губам Эла. Чувственное и томное тепло разлилось по телам обоих парней, сжигая все преграды на своем пути. Они так жаждали этого запретного тепла, что теперь, когда они ощутили, как им не хватало его, они просто не могли поверить своему счастью. Лайт всё глубже, но в то же время и очень нежно, впивался губами в губы Эла. Рюузаки тоже отвечал на поцелуй, стараясь как можно дольше продлить его.
Прошло немало времени, прежде чем они, пересилив себя, оторвались друг от друга.
- Зачем ты это делаешь? Зачем ты опять начинаешь эту глупую игру? Зачем всё это? – выговорил тихим голосом Эл, стараясь как можно глубже заглянуть в глаза своего друга.
- Рюузаки, о чём ты говоришь? Какая еще игра? – в недоумении смотрел Лайт.
- Я ведь для тебя просто игрушка! Я ведь пустое место для тебя!
Глаза Ягами расширились от удивления.
- Что ты такое говоришь, Рюузаки?
- Ты ведь просто мечтаешь о том, чтобы я поскорее улетел отсюда! Не можешь дождаться, чтобы я навсегда убрался, исчез из твоей жизни! – Эл уже не замечал, как его глаза наполнились слезами и теперь он просто плакал в объятьях Лайта. А тот, нежно обнимая Рюузаки, гладил его волосы. ***О, Ками-сама! Да что же я за человек-то такой ужасный?! Довел свою любовь до страданий. Ксо, теперь придется первым признаваться***.
- Рюузаки, да как тебе в голову могло такое прийти?! Я... не хочу тебя терять, а поэтому не хочу, чтобы ты улетал...
Потом, подняв его голову и посмотрев Элу в глаза, еще мокрые от слёз, сказал:
- Я не могу жить без тебя Рюузаки, не могу... Поэтому не улетай. Прошу тебя! Останься со мной!
И Лайт ласково поцеловал Эла в губы, обнимая его всё крепче и крепче, как бы боясь, что если он его отпустит, то Эл навсегда уйдет из его жизни. Но вскоре Эл разорвал объятья и, повернув голову, стал смотреть в окно.
- Но если я останусь, наше противостояние возобновится. Ибо я буду опять для тебя помехой.
- Как это? Что ты имеешь в виду?
- Всё это очень просто, Лайт-кун. Если я останусь, то прежний, настоящий Кира опять возьмется за своё, – и он пристально посмотрел в глаза Лайту, как бы пытаясь разглядеть там не зрачки, а душу Ягами, – Ты допустил ошибку, Кира-кун (и от этого имени Лайта передернуло). Я нашел твой талон на еду в доме Камидзё Мисато. Наверное, он выпал из твоего кармана, когда ты там был в последний раз. (Опачки!!! Даже самому автору было не под силу узнать истинные чувства и мысли Эла, когда он нашел этот талон!!!). Сопоставив все свои догадки и теории, я пришел к выводу, что ты действительно-таки гений, который смог так идеально подставить другого человека. Одного я только понять не могу: как ты заставил этого парня следовать твоим приказам. Хотя... если... если... подумать о том, что ты сейчас со мной, то есть тоже с парнем, как и ты сам, в одной постели, то...
- Нет, нет, Рюузаки! – чуть не переходя на крик, сказал Лайт.
- Ты единственный с кем я переспал!
- Да, нет! Ты не переспал со мной! Ты просто меня трахнул, чтобы поближе подобраться ко мне. А потом, чтобы твой план удался, ты трахнул и этого... этого Камидзё! Какой же ты мерзкий, Кира! – его плечи опять сотрясались от рыданий, но он продолжал, – Однако, однако я никому об этом не сказал. Не сказал ни про то, что Кира жив, ни про то, что ты и есть на самом деле Кира, ни про то, что я с самого начала расследования знал, что ты и есть Кира... Я не сказал всего этого... Ты спросишь меня, почему? И я отвечу – я не сказал всего этого, потому, что... я... я... люблю тебя... Люблю до такой степени, что лучше я пожертвую собой, своими чувствами и улечу, предоставляя тебе проводить свои дни, как ты захочешь и с кем ты захочешь...
Слова Эла шокировали Лайта. Поэтому когда он дослушал до конца, он сидел в ступоре. Эл рыдал на его груди, и от этих рыданий, рубашка Лайта стала мокрой. От этой прохлады, кареглазый и вернулся в реальность. Он взял милое личико Эла в руки и, вытерев его слёзы, произнес:
- Да, Рюузаки. Я – Кира. Но ты знаешь, почему я так сделал, почему я подставил этого Камидзё, ко всему прочему еще и убийцу? А я ведь правду говорил, когда сказал, что ты единственный с кем я провел ночь. Ибо этот Камидзё по своей собственной воле согласился быть Кирой, а значит он сам и виноват в своей гибели. Мне даже не пришлось угрожать ему. Он сам всё сделал: написал имена и фамилии преступников в свой блокнот, развесил те слова и статьи из газет на стены. Я просто, можно так сказать, помог ему определиться в этом Мире. Но главное остается то, что я избавил Мир от Киры. Теперь он умер навсегда. И я больше никогда не буду убивать. Я никогда теперь не буду Кирой. Ибо теперь у меня, Лайта, есть то, чего не было и никогда не могло быть у Киры. И сейчас я снова задаю вопрос. Почему я так поступил? Почему я целых 4 недели никого не убивал? Почему я разработал этот план по уничтожению Киры? – глядя в глаза Эла, Лайт, как бы просил его ответить на эти вопросы.
- И почему? – всё-таки ответил сыщик.
- Потому что я люблю тебя, Рюузаки, больше жизни! Люблю тебя, слышишь! И поэтому я не хочу тебя отпускать ни в Англию, ни куда бы то ни было еще, – и с этими словами Лайт поцеловал Эла в губы, наслаждаясь этим прикосновением и этим мгновением. Не очень быстро, но Эл всё-таки ответил не поцелуй, таким образом, принимая раскаяние своего любимого.
«Люблю, люблю» - нашептывал Лайт, целуя шею Эла, приникая своими губами к его нежной коже.
«Люблю, люблю» - шептал он ему, слегка лаская языком его соски.
«Люблю, люблю» - тихо произносил он, проводя губами и языком по его телу возле пупка. Добравшись до заветного места, которое явно хотело продолжения банкета, Лайт стал осторожно и плавно ласкать это место своим ртом. Стоны Эла всё больше заводили Лайта, и от этого ему еще больше хотелось заполучить Рюузаки всего, без остатка. В тоже время и Элу хотелось навсегда остаться на этих белых простынях и отдаваться Лайту без остатка. И поэтому он тоже хотел сделать что-то приятное Лайту. Он приподнялся на локти, сел и взял изумленное лицо Лайта в свои руки.
- Можно теперь я сделаю тебе что-нибудь приятное, – смущенно посмотрев ему в глаза, сказал Эл.
На миг Эл увидел ту улыбку, которую уже давно не наблюдал на лице своего противника. Это была та самая мего-секазная и похотливая улыбка, которая пробудила в Эла неистовое желание. И потому он, как можно скорее, поцеловал Лайта в губы, чтобы тот не увидел румянец на его щеках. Их языки переплетались, соединялись, боролись за право быть победителями; их руки нежно ласкали друг друга, и их плоть просила уже большего. Оторвавшись от Лайта, Эл начал маленькими поцелуями двигаться от его шеи к ключице, потом к его груди. Позволив положить себя на спину, Лайт наслаждался прикосновениями Эла и уже парил в облаках. А Эл, в свою очередь, лаская кончиком языка пупок Лайта, хотел уже большего. Поэтому он сначала слегка коснулся языком головки члена, потом продолжил ласки, водя языком по всей длине набухшей плоти, а затем полностью взял эту жаркую плоть в рот. Теперь пришла очередь Лайта стонать и вздыхать: «Ох, Рюузаки! Аххх... О, да... да... аххх... Я больше не могу... ах... больше не могу...» - и еще после нескольких стонов, белая жидкость вылилась в рот Эла. Поднявшись, Эл прильнул липкими губами к губам Лайта. А тот, обхватив руками шею Эла, зарываясь руками в его шелковистые волосы, перевернул его на спину и подмял под себя. Целуя Эла, Лайт шепотом произносил: «Люблю, люблю, безумно тебя люблю, Рюузаки. Хочу тебя, хочу тебя любить... вечно...». С каждым словом Лайт опускался всё ниже и ниже, и, обхватив ртом восставшую плоть Рюузаки, начал медленно её сосать. Эл, запустив руки в медовые волосы Лайта, двигал бедрами навстречу его рту. Через пару мгновений, со стоном: «О, Лайт! Аххх...», он кончил и начал нежно ласкать волосы своего любовника. Лайт тем временем, не в силах больше сдержать свое дикое желание, подхватив руками L под колена, приподнял его. Потом высвободив одну руку, дал Элу облизать свои пальцы. Ощутив на себе липкую слюну Эла, Лайт возбудился еще больше. Тем не менее, он стал нежно массировать пальцами отверстие между ягодицами Эла, чтобы подготовить того к чему-то большему. L немного постанывал от таких действий своего любовника, и нежно ласкал его грудь и соски. Через пару мгновений, Лайт уже начал входить в него. И в теле Эла стали смешиваться тепло, боль и неземное наслаждение. Небольшими толчками Лайт входил в него всё глубже и глубже. Сам того не ведая, он начал стонать, обхватывая одной рукой ногу Эла, а второй – его стоячую плоть. L стонал и двигался в такт Лайту, ускоряя темп с каждой секундой всё быстрее. Дойдя до высшей степени наслаждения, они вместе кончили, издавая нелепые и томные стоны. Через мгновение, Лайт ляг на Эла и впился своими губами в его приоткрытый рот. Он впивался и впивался в него, то нежно покусывая его губы, то проводя по ним языком. Эл отвечал на его поцелуи, скользя пальцами по его шее, проводя руками по его мокрой спине. Тела горели, мысли путались, сердца стучали в унисон. Оторвавшись от губ Рюузаки, Лайт посмотрел ему в глаза.
- Я люблю тебя, Рюузаки. И никуда тебя не отпущу.
- И я тебя люблю, Лайт. И никуда от тебя не уйду.

Эпилог


Эл остался в Японии. На вопрос, почему он так и не улетел в Англию, он отвечал: «У меня здесь осталось то, чего я никогда не буду иметь в Англии – идеального друга и идеального соперника».
Лайт попросил Рюука закопать «тетрадку» в лесу, пообещав кормить того яблоками до конца его дней, хотя Лайт, конечно, скорее отбросит коньки, чем его летающий друг.
Поначалу сладкая парочка гениев еще пыталась как-то скрыть свои «уж очень дружеские отношения». Но потом им надоело ныкаться по темным закоулкам в городе, и за большими деревьями в парку; и они, как говориться, вышли на свет.
Поначалу все были в шоке, включая соседскую шавку Бэатриче, но потом они все тупо забили на них, подозревая, что если им помешать, то конец света наступит раньше, чем он должен быть.
Как развивались события после знакомства всеми нами любимого Рюука с Элом, никто не узнает, так как самому автору, то есть мне, в лом это всё придумывать. Вот так вот!
Форум » Отдел Яоя » ФАНФИКИ/Fanfiction » Потому что люблю...4, 5 глава + Эпилог (Лайт/L,Ангст, яой, романтика, юмор)
Страница 1 из 11
Поиск: